... Геній - це розум, який знає свої межі (А. Камю) ...

Головне меню

Науково-практична Інтернет-конференція 14.06.2018 - СЕКЦІЯ №5
Согласно мнению К.-И. Палаза «национальные символы основаны не только на законах. Они в равной степени являются квинтэссенцией как идеалов и устремлений наций, так и общего мышления граждан, которые их образуют. Правовая охрана национальных символов на самом высоком уровне обусловлена тем, что они наиболее репрезентативно отображают суверенитет, независимость и единство государства» [1, с. 2-3]. Необходимость действенного обеспечения уважения и почтения к символам политической общности граждан определенного государства явствует из соответствующих положений Основного закона данного государства.
В этом плане отметим, что согласно ст. 12 Конституции Республика Молдова имеет флаг, герб и гимн. Государственным флагом Республики Молдова является триколор. Цветные полосы расположены вертикально в следующей последовательности от древка: синяя, желтая, красная. В центре, на желтой полосе, изображен Государственный герб Республики Молдова. Государственный герб Республики Молдова представляет собой пересеченный щит, вверху – красное поле, внизу – синее. В центре щита изображена голова тура, между рогами которого – восьмилучевая звезда, справа от головы – пятилепестковая роза, слева – полумесяц, обращенный и слегка наклоненный влево. Все элементы на щите золотистые (желтые). Щит помещен на груди натурального орла, держащего в клюве золотой крест (орел-крестоносец), в когтях справа – зеленую оливковую ветвь, слева – золотой скипетр. Государственный гимн Республики Молдова устанавливается органическим законом. Флаг, герб и гимн являются государственными символами Республики Молдова и охраняются законом.
В соответствии со ст. 20 Конституции Украины, государственными символами Украины являются Государственный Флаг Украины, Государственный Герб Украины и Государственный Гимн Украины. Государственный Флаг Украины – стяг из двух равновеликих горизонтальных полос синего и желтого цветов. Большой Государственный Герб Украины устанавливается с учетом малого Государственного Герба Украины и герба Войска Запорожского законом, принимаемым не менее чем двумя третями от конституционного состава Верховной Рады Украины. Главным элементом большого Государственного Герба Украины является Знак Княжеского Государства Владимира Великого (малый Государственный Герб Украины). Государственный Гимн Украины – национальный гимн на музыку М. Вербицкого со словами, утвержденными законом, принимаемым не менее чем двумя третями от конституционного состава Верховной Рады Украины.
В целях обеспечения реализации данных конституционных положений, ст. 347 Уголовного кодекса Республики Молдова (далее – УК РМ) и ст. 338 Уголовного кодекса Украины (далее – УКУ) устанавливают ответственность за надругательство над государственными символами.
Нельзя отрицать наличие неких общих черт между содержанием родового объекта преступления, указанного в ст. 347 УК РМ, и содержанием родового объекта преступлений, предусмотренных ст. 338 УКУ. Так ст. 347 расположена в Главе XVII Особенной части УК РМ («Преступления против публичной власти и безопасности государства»). Родовым объектом преступления, указанного в этой статье, признаются общественные отношения по поводу нормальной деятельности органов публичной власти и безопасности государства. Статья 338 включена в Раздел XV «Преступления против авторитета органов государственной власти, органов местного самоуправления, объединений граждан и преступления против журналистов» Особенной части УКУ. Уточним, что, до вступления в силу Закона Украины № 421-VIII от 14 мая 2015 г. «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно усиления гарантий законной профессиональной деятельности журналистов», название Раздела XV Особенной части УКУ было «Преступления против авторитета органов государственной власти, органов местного самоуправления и объединений граждан». В части, относящейся к авторитету органов государственной власти, содержание родового объекта преступлений, предусмотренных ст. 338 УКУ, схоже с содержанием родового объекта преступления, указанного в ст. 347 УК РМ.
  Ю. Дзюба считает, что преступления, предусмотренные ст. 338 УКУ, «посягают, прежде всего, на авторитет государства. В данном случае непосредственный объект фактически совпадает с родовым, что отнюдь не исключается» [2]. Не согласимся с таким утверждением. Непосредственный объект преступления вытекает из родового и не может совпадать с последним. Ввиду этого В.С. Прохоров, ссылаясь на связь между родовым объектом и непосредственным объектом преступления, справедливо отмечает: «Отдельное входит в общее и характеризует его. Общее не существует вне отдельного, но и отдельное не обладает свойством общего, не равнозначно ему» [3, с. 47].
Л.Г. Гырла и Ю.М. Табарча выражают точку зрения, согласно которой «непосредственный объект преступления, предусмотренного ст. 347 УК РМ, составляет авторитет государственной власти» [4, с. 441]. Аналогичную позицию занимает К.Ульяновский [5, с. 765]. На это мы возразим, что, во-первых, преступление, указанное в ст. 347 УК РМ не единственное деяние, посягающее на авторитет государственной власти. Кроме того, авторитет государственной власти выражается не только посредством государственного флага, государственного герба и государственного гимна. В связи с этим видится убедительным довод, изложенный В.И. Напиральськой: «В понятие «атрибуты государственности» помимо таких атрибутов как герб, гимн, флаг, включают также конституцию, парламент, правительство, законодательство, праздничные церемонии и прочее» [6]. Учитывая этот нюанс, было бы точнее признать в качестве непосредственного объекта преступления, предусмотренного ст. 347 УК РМ, общественные отношения по поводу авторитета государственной власти, выраженного в государственных символах Республики Молдова или другого государства.
Особенность государственных символов лишь в некоторой мере выражать авторитет государственной власти принимается во внимание А.В. Шевчуком и М.Д. Дякуром при определении непосредственного объекта преступлений, указанных в ст. 338 УКУ: «Объектом преступления является авторитет Украинского государства, который подрывается в случае посягательства на государственные символы как Украины, так и иностранного государства» [7, с. 304-305]. Индивидуально-дифференцированный подход по отношению к объекту преступлений, предусмотренных ст. 338 УКУ проявляет Г.Е. Болдарь: «Непосредственным объектом преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 338 УК Украины, является авторитет государственного и общественного строя Украины и ее суверенитет, которые выражаются в его символах. Непосредственным объектом преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 338 УК Украины, является авторитет государственного и общественного строя иностранного государства, которые выражаются в ее официально установленных или поднятых символах» [8].
Как следует из диспозиции ст. 347 УК РМ, предметом соответствующего преступления являются не только государственные символы (флаг, герб, гимн) Республики Молдова, публично вывешенные, использованные или исполненные, но и государственные символы (флаг, герб, гимн) другого государства, публично вывешенные, использованные или исполненные. Необходимо уточнить, что, до вступления в силу Закона № 277 от 12 декабря 2008 г. «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Республики Молдова», предметом преступления, предусмотренного ст. 347 УК РМ, являлись любые государственные символы (флаг, герб, гимн) Республики Молдова или другого государства, независимо от того были ли они публично вывешены, использованы или исполнены, либо нет.
Надругательство над национальными символами Республики Молдова или другого государства, иными чем герб, флаг и гимн, влечет ответственность по ч. (2) ст. 322 Кодекса Республики Молдова о правонарушениях. Имеется в виду надругательство над такими национальными символами, как должностные знаки Президента Республики Молдова, штандарт Председателя Парламента Республики Молдова, штандарт премьер-министра Республики Молдова и т.д. 
Судя по диспозиции ст. 338 УКУ предметом преступления, указанного в ч. 1 ст. 338 УКУ, признается Государственный Флаг Украины, Государственный Герб Украины и Государственный Гимн Украины, а предметом преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 338 УКУ – официально установленный или поднятый флаг или герб иностранного государства. К числу недостатков ст. 338 УКУ, по словам В.И. Напиральськой, следует отнести: «отсутствие уголовной ответственности за надругательство над гимном иностранного государства, тогда как гимн Украины признан государственным символом, и надругательство над ним признается преступлением. Вполне очевидно, что гимн является особыми опознавательным знаком конкретного государства и одним из символов ее суверенитета, вместе с флагом и гербом» [9].
С точки зрения того же автора, предметом преступления, указанного в ч. 2 ст. 338 УКУ, признаются «официально установленные или поднятые государственный флаг и государственный герб любого другого государства, независимо от того, признано оно Украиной и поддерживает ли Украина с ним дипломатические отношения» [6]. С таким мнением трудно согласиться безоговорочно. Речь идет о непризнанных или частично признанных государствах («Республика Абхазия», «Республика Косово», «Республика Южная Осетия», «Турецкая Республика Северного Кипра» и др.). Некоторые из этих непризнанных или частично признанных политико-территориальных образований признаны со стороны, по крайней мере, одного государства - члена ООН. Тем не менее, уголовно-правовое обеспечение Украиной и Республикой Молдова уважения и почтения к символам такого рода государств означало бы выражение явного неуважения и пренебрежения к государствам, неотъемлемой частью которых являются непризнанные или частично признанные политико-территориальные образования. Такой подход противоречил бы положениям ст. 18 Конституции Украины, согласно которой «внешнеполитическая деятельность Украины направлена на обеспечение ее национальных интересов и безопасности путем поддержания мирного и взаимовыгодного сотрудничества с членами международного сообщества на основе общепризнанных принципов и норм международного права». Аналогичные положения присутствуют в ст. 8 Конституции Республики Молдова: «Республика Молдова обязуется соблюдать Устав Организации Объединенных Наций и договоры, одной из сторон которых она является, строить свои отношения с другими государствами на общепризнанных принципах и нормах международного права».
Следовательно, предметом преступлений, предусмотренных ст. 338 УКУ и ст. 347 УК РМ, не могут быть флаги, гербы, гимны, принадлежащие государствам, которые не были признаны Украиной / Республикой Молдова. Надругательство над символами таких политико-территориальных образований не может являться основанием для применения ст. 338 УКУ и ст. 347 УК РМ.
Объективная сторона преступлений, указанных в ст. 338 УКУ и ст. 347 УК РМ, характеризуется совершением деяния в виде надругательства над соответствующими государственными символами.
Согласимся с О.И. Баик, что «под надругательством понимают грубое, оскорбительное отношение, злое высмеивание, действия, направленные на унижение тех ценностей, к которым другие члены общества относятся с уважением (например, срывание флага или герба, их уничтожение или повреждение, использование не по назначению, нанесение на них неприличных надписей или рисунков, искажение текста или музыки гимна, распространение его текста с искажением смысла и значения, другие действия, в которых проявляется пренебрежительное отношение лица к государственным символам)» [10]. Таким образом, надругательство над государственными символами – это обращение с ними без должного уважения, их осквернение, поношение, опорочение. Лишь на индивидуализацию наказания может влиять способ надругательства (сжигание, срывание, марание, прикрепление непристойных объектов, использование в качестве коврика, скатерти, занавески или чехла для сидения, топтание, оплевание, освистывание и т. д.).
Нельзя не разделить мнение А.А. Дудорова и Н.И. Хавронюка о том, что «не влекут ответственности по ст. 338 УК запрещенные законами «О рекламе» и «О политических партиях Украины» имитация государственных символов Украины, воспроизведение в символике политической партии, использование в такой символике государственных символов иностранных государств» [11, с. 842]. Действительно, не всякое нарушение порядка использования государственных символов квалифицируется как надругательство над ними. Так, например, умышленное нарушение порядка использования государственных символов (герба, флага, гимна) Республики Молдова или другого государства влечет ответственность по ч. (1) ст. 322 Кодекса Республики Молдова о правонарушениях. Ответственность за размещение или распространение рекламы товаров и услуг с использованием без соответствующего разрешения государственной символики установлена в ч. (4) ст. 364 Кодекса Республики Молдова о правонарушениях. В рассматриваемом контексте отметим, что в проекте Закона Украины № 3334 от 16 октября 2015 г. «О Государственном Флаге Украины» предлагается дополнение Кодекса Украины об административных правонарушениях статьей 1868 «Нарушение порядка использования Государственного Флага Украины».
Ни место, ни время совершения преступления не влияют на квалификацию деяния по ст. 338 УКУ и ст. 347 УК РМ. В то же время, в отличие от преступления, указанного в ст. 347 УК РМ, преступление, предусмотренное ст. 338 УКУ, характеризуется публичностью. Признак публичности характеризует обстановку совершения преступления. Как отмечает О.И. Баик, «публичный характер действий означает, что они могут быть совершены как открыто, так и тайно, но при условии, что впоследствии станут очевидными для неопределенного круга лиц» [10]. К слову сказать, в соответствии со ст. 131 УК РМ, публичность предполагает совершение преступления: «а) в месте, которое по своему характеру или назначению постоянно доступно для общественности, даже если никто при совершении деяния не присутствовал, но виновное лицо осознавало, что деяние могло дойти до сведения общественности; b) в любом другом месте, доступном для общественности, если при его совершении присутствовали два или более лица; с) в месте, не доступном для общественности, но с намерением, чтобы деяние было услышано или увидено, если оно имело место в присутствии двух или более лиц; d) на собрании или сходе множества лиц, за исключением таких, которые можно считать имеющими семейный характер в силу отношений между участвующими в них лицами; е) любыми средствами, при применении которых виновный осознавал, что деяние может дойти до сведения общественности».
Преступления, указанные в ст. 338 УКУ и ст. 347 УК РМ, являются формальными и считаются оконченными с момента совершения деяния. В данном контексте вызывает сомнение точка зрения, высказанная О.И. Баик по поводу момента окончания преступлений, предусмотренных ст. 338 УКУ: «Преступления считаются оконченными с момента совершения любого действия, связанного с надругательством над государственными символами. Не имеет значения, удалось лицу осуществить свое намерение до конца или нет» [10]. О каком окончании преступления может идти речь, если виновный не смог довести свое намерение до конца по обстоятельствам, от него не зависящим? Лишь достижение желаемого преступного результата путём полного осуществления виновным своего намерения образует оконченное преступление. Если же преступление не было доведено до конца по не зависящим от воли виновного причинам, то в совершенном деянии отсутствуют некоторые признаки состава преступления. А это означает, что совершение преступления прервалось на этапе покушения.
Субъективная сторона преступлений, указанных в ст. 338 УКУ и ст. 347 УК РМ, характеризуется виной в виде прямого умысла. По словам А.А. Дудорова и Н.И. Хавронюка, «мотивы публичного надругательства над государственными символами могут быть различными и на квалификацию по ст. 338 УК не влияют (обида на определенный государственный орган или его работника, идеологические или хулиганские побуждения, национальная или религиозная вражда, негативное отношение к внутренней или внешней политики государства и т.п.)» [11, с. 842]. К вышеперечисленным мотивам могут быть добавлены месть, мотивы экстремистского или сепаратистского характера, корыстные побуждения, связанные с исполнением заказа на совершение преступления в обмен на материальное вознаграждение и т.д.
В.И. Напиральська справедливо утверждает, что «публичное надругательство над государственными символами, совершенное из хулиганских побуждений, квалифицируется только по частям 1 или 2 ст. 338 УК Украины» [6]. В похожей манере Л.Г. Гырла и Ю.М. Табарча подчеркивают: «Надругательство над национально-государственными символами не требует дополнительной квалификации как хулиганство. Надругательство над национально-государственными символами надлежит квалифицировать по совокупности с хулиганством только в тех случаях, когда эти преступления составляют реальную совокупность» [4, с. 442]. Иначе говоря, совокупность между хулиганством и надругательством над государственными символами не может быть идеальной. Не видится возможным совершение одного действия, которое содержало бы признаки как хулиганства, так и надругательства над государственными символами. При наличии хулиганских побуждений, надругательство над государственными символами будет являться выражением грубого нарушения общественного порядка по мотивам явного неуважения к обществу, сопровождающегося особой дерзостью или исключительным цинизмом. В таком случае квалификация должна проводиться по правилам конкуренции общей и специальной нормы. Общей признается уголовная норма о хулиганстве, а специальной – уголовная норма о надругательстве над государственными символами.
Ответственности за преступления, предусмотренные ст. 338 УКУ и ст. 347 УК РМ, подлежат физические вменяемые лица, достигшие к моменту совершения деяния 16-летнего возраста.
    По мнению О.И. Баик и В.И. Напиральськой, «лица в возрасте от 14-ти до 16-ти лет могут быть привлечены к уголовной ответственности только в случае публичного надругательства над государственными символами Украины или официально установленным или поднятым флагом или гербом иностранного государства, если такие действия совершены путем их умышленного уничтожения или повреждения общеопасным способом или при наступлении тяжких последствий (ч. 2 ст. 194 УК Украины)» [6; 10; 12]. С нашей точки зрения, государственные символы – это идеальные образы лишенные материальной субстанции. Это нематериальные объекты с символическим зарядом, а не материальные объекты, в которые они могут быть включены. Уничтожение или повреждение материальных носителей государственных символов не поглощается составами преступлений, указанных в ст. 338 УКУ и ст. 347 УК РМ. Выходя за рамки данных составов, уничтожение или повреждение таких материальных носителей следует квалифицировать отдельно. Вот почему мы не можем согласиться с К. Ульяновским, который утверждает, что в случае преступления, предусмотренного ст. 347 УК РМ, «его предметом может являться материальный носитель Государственного флага или герба Республики Молдова» [5, с. 766].
Такие квалифицирующие признаки, как совершение деяния двумя или более лицами (п. b) ч. (2) ст. 347 УК РМ) и совершение деяния должностным лицом, ответственным за соблюдение порядка использования государственных символов (ч. (3) ст. 347 УК РМ), не знакомы диспозиции ст. 338 УКУ.
    Например, из положений Закона № 217 от 17 сентября 2010 г. «О Государственном флаге Республики Молдова» следует, что ответственными за соблюдение порядка использования Государственного флага Республики Молдова признаются руководители публичных органов и учреждений, главы дипломатических представительств и консульских учреждений Республики Молдова, руководители юридических лиц и физические лица, которые вывешивают, применяют или воспроизводят Государственный флаг Республики Молдова.
В соответствии с Законом № 32 от 7 марта 2013 г. «О Государственном гербе Республики Молдова», ответственность за соблюдение порядка использования Государственного герба Республики Молдова несут руководители органов публичной власти и публичных учреждений, главы дипломатических представительств и консульских учреждений Республики Молдова, руководители юридических лиц и физические лица, которые используют или воспроизводят Государственный герб Республики Молдова.
Согласно положениям Закона № 571 от 27 июля 1995 г. «О Государственном гимне Республики Молдова» ответственными за соблюдение порядка исполнения Государственного гимна Республики Молдова являются Премьер-министр Республики Молдова, руководители органов центрального отраслевого и местного публичного управления, предприятий, учреждений и организаций, под эгидой которых проходят соответствующие мероприятия.

Список использованных источников:
1. Palaz C.-I. Reguli constitutionale privind simbolurile nationale: Rezumat al tezei de doctorat. – Bucuresti: Universitatea din Bucuresti, 2011. 45 р.
2. Дзюба Ю. До питання про систему злочинів проти авторитету органів державної влади, органів місцевого самоврядування та об'єднань громадян у чинному КК України. Вісник Академії правових наук України. Харків: Право, 2009. № 1(56). С. 188—194.
3. Прохоров В.С. Преступление и ответственность. Ленинград: Изд-во ЛГУ, 1984. 136 с.
4. Гырла Л.Г., Табарча Ю.М. Уголовное право Республики Молдова: Часть особенная. Том 2. – Кишинэу: Cartdidact, 2010. 592 с.
5. Barbaneagra A., Alecu Gh., Berliba V. et al. Codul penal al Republicii Moldova: Comentariu (Legea nr. 985-XV din 18 aprilie 2002. Cu toate modificarile operate pana la republicare în Monitorul Oficial al Republicii Moldova nr. 72-74/195 din 14.04.2009. Adnotat cu jurisprudenta CEDO si a instantelor nationale.). – Сhisinau: Sarmis, 2009. 860 p.
6. Напиральська В. Об’єктивні та суб’єктивні ознаки злочину передбаченого статтею 338 Кримінального кодексу України. Проблемы эмпирического изучения преступности: Криминологические исследования: Выпуск 9. Луганский гуманитарный центр; [Гл. ред. канд. филос. наук В.И. Поклад]. – Луганск: ЛГЦ, 2015. С. 265—275.
7. Шевчук А.В, Дякур М.Д. Кримінальне право України (Особлива частина). Чернівці: Чернів. нац. ун-т, 2013. 472 с.
8. Болдарь Г.Є. Наруга над державними символами: кримінально правова характеристика та міжгалузевий аспект. Вісник Запорізького національного університету. Запоріжжя, 2011. № 4. С. 176—182.
9. Напиральська В.І. Наруга як ознака об’єктивної сторони злочину, передбаченого ст. 338 КК України. URL: http://pravoznavec.Com.Ua/period/article/11532/%c2#chapter
  10. Баїк О.І. Різновиди відповідальності за посягання на публічні атрибути та символи Української держави. Науковий вісник Чернівецького університету: зб. наук. праць. Чернівці: Чернів. нац. ун-т, 2011. Вип. 559: Правознавство. С. 107—111.
11. Дудоров О.О., Хавронюк М.І. Кримінальне право: Навчальний посібник. За заг. ред. М.І. Хавронюка. Київ: ЦУЛ, 2014. 944 с.
12. Напиральська В.І. Суб’єкт злочину наруги над державними символами (ст. 338 Кримінального кодексу України). Актуальні проблеми юридичної науки 2012: матеріали міжнародної науково-практичної конференції, (14 грудня 2012 р.). За заг. ред. В.К.Матвійчука, Ю.В. Нікітіна, М.І. Карпенка. Київ, 2013. 506 с. 
 
 

Додати коментар


Захисний код
Оновити


-
English French German Polish Romanian Russian Ukrainian
2018
Вересень
ПнВтСрЧтПтСбНД
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
Національний розвиток держави і права повинен ґрунтуватися, у першу чергу, на:
 
На Вашу думку чи забезпечують реалізацію принципу верховенства права законодавчі реформи 2018 року?
 
Система Orphus
Повну відповідальність за зміст опублікованих тез доповідей несуть автори, рецензенти та структурні підрозділи вищих навчальних закладів та наукових установ, які рекомендували їх до друку.

Лічильники і логотипи

Актуальна Юриспруденція