... Роби велике, не обіцяй великого (Піфагор) ...

Головне меню

Науково-практична Інтернет-конференція 08.12.2016 - СЕКЦІЯ №5
В действующем уголовном законодательстве Азербайджанской Республики, наряду с оконченным преступлением законодательно предусмотрено и неоконченное преступление, под которым следует понимать совершение деяния, непосредственно направленное на достижение общественно опасного результата, который, однако, не наступает по причинам, не зависящим от лица, совершившего такое деяние. Из действующего уголовного законодательства Азербайджанской Республики непосредственно вытекают две стадии неоконченного преступления – приготовление к преступлению (ст. 28 УК АР) и покушение на преступление (ст. 29 УК АР).
Покушение на преступление, будучи второй стадией неоконченного преступления, определяется как умышленные действия (бездействие) лица, непосредственно направленные на совершение преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам.
Покушение на преступление образует деяние, непосредственно направленное на достижение общественно опасного результата. Что же означает слово «непосредственно»? Непосредственность означает, что виновный, уже приступил к выполнению деяния, образующего объективную сторону конкретного состава преступления. Именно этим покушение на преступление и отличается от первой стадии неоконченного преступления – приготовления к преступлению.
От оконченного преступления покушение на преступление существенно отличается отсутствием общественно-опасного результата, что характерно исключительно для материальных составов преступлений.
Как правило, покушение на преступление считается возможным в преступлениях с материальным составом, например, в составах умышленного убийства, кражи, мошенничества, грабежа и др.
В преступлениях с формальным составом покушение считается также возможным, однако, не во всех случаях. 
В тех формальных составах преступлений, в которых деяние представляет собой процесс, протекающий более или менее длительный промежуток времени, то оно может быть прервано, образуя покушение на преступление, например, в составах изнасилования, неправомерного завладения автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения, контрабанды и др.
В тех же формальных составах преступлений, в которых деяние представляет собой более простой одномоментный акт, покушение на преступление невозможно, например, разбой, вымогательство и др.
В действующем уголовном законодательстве Азербайджанской Республики встречаются такие формальные составы преступлений, в которых стадия покушения на преступление считается практически невозможным. Так, например, для ст. 228 УК АР, предусматривающей уголовную ответственность за незаконное приобретение, передачу, сбыт, хранение, перевозку или ношение оружия, комплектующих деталей к нему, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств стадия покушения на преступление не характерна. Учитывая очень короткий промежуток времени, в частности переход оружия из одних рук в другие, в таком составе преступления стадии покушения нет. 
Правда, в юридической литературе встречаются позиции ряда авторов, которые, хотя и не для всех формальных составов в целом, однако, же, применительно к преступлениям с формальным составом, совершаемых путём бездействия считают, что в таких составах нет ни приготовления, ни покушения. 
«Приготовление к преступлению и покушение на преступление невозможно в тех преступлениях с формальным составом, которые совершаются путём бездействия. Так, например, предусмотренное ст. 228 УК АР – хранение огнестрельного оружия…считается оконченным с момента хранения огнестрельного оружия…, здесь нет, и не может быть ни приготовления, ни покушения» [8, с. 446].
«Пока субъект располагает временем для выполнения тех действий, которые он обязан исполнить либо от совершения которых обязан воздержаться, его поведение не может быть признано общественно опасным. Но если наступило время исполнения этих действий, то невыполнение их субъектом уже образует состав оконченного преступления» [6, с. 219].
Считаем, что покушение на преступление, как и приготовление, характерно для всех формальных преступлений, объективная сторона которых определяется в виде активного поведения субъекта преступления – действия. По поводу же формальных составов преступлений, совершаемых путём бездействия – то в таких составах нет ни покушения, ни приготовления.
Следовательно, наличие стадии покушения на преступление в конкретном формальном составе преступления зависит от того конкретного способа выполнения объективной стороны этого конкретного преступления, когда в одном преступлении такой способ разрешает наличие покушения на преступление, а в другом, напротив, запрещает.
В усечённых составах преступлений, где момент окончания преступления переносится на стадию приготовления к преступлению, предварительная преступная деятельность считается несостоятельной. Так, ст. 217 УК АР, предусматривающая уголовную ответственность за бандитизм, считается оконченным с момента создания вооружённой банды, то есть в момент так называемых организаторских действий.
Спорным представляется мнение авторов, признающих составы посягательств на жизнь государственного или общественного деятеля и на жизнь лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование (ст. ст. 277, 287 УК АР) усечёнными» [7, с.734, 832].
Считаем, что ст. ст. 277 и 287 УК АР являются формальными, а не усечёнными. Понятие посягательства охватывает любого рода действия, непосредственно направленные на убийство.
Отсюда такие преступления считаются оконченными с момента осуществления действий, непосредственно направленных на лишение жизни потерпевшего, когда налицо факт убийства – смерть потерпевшего, либо даже если смерть и не наступила. В таких составах преступлений однозначно может быть стадия приготовления. Что же касается стадии покушения, то она возможна исключительно в случаях, когда виновный не смог до конца осуществить действия, совершаемые им с целью убийства по независящим от него обстоятельствам, например, не смог выстрелить из-за того, что был своевременно обезоружен. В случаях же, когда виновный успел выстрелить, однако, промахнулся, попытался выстрелить повторно, либо даже не смог выстрелить повторно по независящим от него обстоятельствам и потерпевший остался жив, то налицо оконченное преступление.
Для того, чтобы правильно определить возможность покушения на тот или иной состав преступления, следует в каждом отдельно взятом случае выяснить, мог ли виновный, начав непосредственное посягательство на находящийся под уголовно-правовой охраной объект преступления, прервать его, не доводя преступления до конца, если да, то стадия покушения возможна, если же нет, то стадия покушения невозможна.
Как известно, приготовление к преступлению, как и покушение на преступление с субъективной стороны характеризуются исключительно прямым умыслом.
Считаем, что мнение П.С. Дагеля о возможности покушения на преступление с косвенным умыслом не совсем удачным [2, с. 96]. Что касается оконченного преступления, то оно возможно, как с прямым, так и с косвенным умыслом.
Как справедливо отмечено в п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда Азербайджанской Республики «О судебной практике по делам об умышленном убийстве» от 12 декабря 2002г., умышленное убийство может быть совершено, как с прямым, так и с косвенным умыслом, что же касается покушения на умышленное убийство, то оно возможно исключительно с прямым умыслом [1, с. 214].
При этом, точность квалификации какого-либо конкретного преступления зависит от правильного определения вида прямого умысла – определённого, неопределённого и альтернативного.
При определённом умысле виновный стремится достичь чётко определённой цели, например, причинить именно тяжкий вред здоровью потерпевшего, и в случае, когда по не зависящим от воли виновного причинам наступает не тяжкий, а менее тяжкий, то независимо от фактически наступившего менее тяжкого вреда здоровью уголовная ответственность наступает за покушение на причинение именно тяжкого вреда здоровью (по направленности умысла). При неопределённом умысле виновный не стремится достичь чётко определённой цели, он в равной степени ожидает любое последствие, а потому, уголовная ответственность наступает в зависимости от фактически наступившего последствия. Точно также решается вопрос и при альтернативном умысле, когда виновный альтернативно предвидит и желает несколько преступных последствий, а потому уголовная ответственность наступает за тот из альтернативных последствий, который фактически наступил.
Следует отметить, что приготовление на одно преступление, как и покушение, может образовать оконченный состав другого преступления. Так, например, виновный, стремясь незаконно проникнуть в квартиру, разрезает железную решётку окна и проникает в дом. Изъяв имущество, сломав тем самым мебель – шкафы, тумбочки и др. в которых хранились деньги и драгоценности и, пытаясь вместе с похищенным уйти, задерживается на месте совершения преступления хозяином квартиры. В таком случае, содеянное следует квалифицировать по совокупности ст. ст. 29 и 177 и ст. 186 УК АР, как покушения на кражу и умышленного уничтожения или повреждения имущества. Так, согласно п. 22 Пленума Верховного Суда Азербайджанской Республики «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» от 3 марта 2005 г.: «Если лицо при совершении кражи, грабежа или разбоя путём взлома дверей, замков, глазков и др., проникает в жилище, помещение, на склад или иное хранилище, то содеянное следует квалифицировать по ст. ст. 177.2.3, 180.2.3 или 181.2.3 УК АР без дополнительной квалификации содеянного по ст. 186 УК АР, так как, такого рода умышленное уничтожение имущества потерпевшего представляет собой способ хищения, предусмотренный как квалифицирующий признак хищения. Если же лицо при совершении кражи, грабежа или разбоя умышленно уничтожает или повреждает имущество потерпевшего, не являющееся предметом хищения (мебели, бытовой техники и др.), то содеянное должно быть квалифицировано дополнительно и по ст. 186 УК АР» [1, с. 277]. 
В действующем уголовном законодательстве Азербайджанской Республики, в частности в ст. 29 УК АР законодатель на законодательном уровне не делит покушение на виды. 
Тем не менее, в теории уголовного права, в зависимости от степени завершённости намеченных виновным действий, покушение делится на оконченное и неоконченное.
В теории уголовного права, вопрос о критериях деления покушения на виды носит дискуссионный характер. Ряд авторов определяют критерием именно субъективный, когда вид покушения определяется в зависимости от оценки степени завершённости преступных действий непосредственно самим виновным [4, c. 513], другая часть авторов в основу деления кладёт объективный критерий, когда покушение будет оконченным либо неоконченным в зависимости от фактического завершения законодательно предусмотренной в диспозиции конкретной статьи УК признаков конкретного состава преступления [5, с. 313], и, наконец, выделяется сочетание общих критериев, когда совпадают оба критерия и объективный и субъективный [3, с. 77-80]. 
Считаем, наиболее правильным выделить именно субъективный критерий, так как оценка завершённости действий самим виновным принципиально важный и, несомненно, разграничительный признак, позволяющий отличить оконченное преступление от неоконченного. 
Покушение признаётся оконченным, если виновный выполнил все действия, которые он считает достаточным для достижения общественно опасного результата, но результат не наступил по не зависящим от него обстоятельствам. Так, например, виновный, осуществляя квартирную кражу, выносит из квартиры сейф, где по его расчётам должны быть деньги и иные материальные ценности, но в действительности там их не оказалось.
Покушение признаётся неоконченным, когда посягающему не удаётся выполнить в полном объёме всех действий или довести до конца начатое действие, необходимое как он считает для достижения общественно опасного результата. Так, например, виновный направляет в сторону потерпевшего пистолет, но не успевает выстрелить.
Умышленное действие, непосредственно направленное на совершение преступления, образует покушение, если оно не доводится до конца по причинам, не зависящим от воли виновного. Это означает, что общественно опасный результат, несмотря на стремление посягающего, не наступает в силу каких-либо препятствий, которые посягающий либо не предвидел, либо не смог преодолеть.
В большинстве случаев посягательство не удаётся довести до конца в силу ошибочного представления виновного о действительном содержании совершаемого им преступления. Так, например, ошибка в средствах воздействия, так называемое покушение с негодными средствами проявляется в том, что виновный, будучи уверен в пригодности используемых средств для достижения общественно опасного результата, в действительности применяет средства непригодные для этого – оружие из которого виновный пытается произвести выстрел, оказывается неисправным. В таком случае, несмотря на то, что посягательство осуществлялось с негодными средствами и объективно не могло причинить вред, содеянное квалифицируется как покушение на преступление, так как виновный совершил действия, направленные на достижение общественно опасного результата. 
Ошибка в оценке применяемой силы воздействия является наиболее типичной субъективной причиной, по которой преступление оказывается не доведённым до конца. Так, например, виновный неправильно оценивает соотношение препятствия, которое ему нужно преодолеть для достижения общественно опасного результата, и силы, которую необходимо применить для преодоления препятствия – виновный, намереваясь совершить изнасилование, осуществляет нападение на потерпевшую, но оказывается не в состоянии преодолеть её сопротивление. В таком случае, содеянное также квалифицируется как покушение на преступление. 
Ошибка в развитии причинной связи состоит в том, что виновный, совершая действия, которые при нормальных условиях способны привести к желаемому результату, не учитывает посторонние силы, которые в данных условиях приводят к иному последствию. Так, например, виновный, нанося удар в бедро потерпевшего преследует цель причинить тяжкий вред здоровью, однако, потерпевший умирает в результате сильного кровотечения, вызванного повреждением аорты. В таком случае, уголовная ответственность наступает за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего по ст. 126.3 УК АР, так как виновный, хотя и не предвидел смерть потерпевшего, однако, должен был и мог предвидеть. 
При этом, определённую сложность представляет также вопрос об установлении причинной связи при неоконченном преступлении.
Согласно ст. 27.1 УК АР преступление признаётся оконченным, если в совершённом лицом деянии (действии или бездействии) содержатся все признаки состава преступления, предусмотренного настоящим Кодексом.
Момент окончания преступления является неодинаковым и зависит от законодательной конструкции состава конкретного преступления.
Преступление может быть признано оконченным с момента выполнения преступником признаков объективной стороны состава преступления. 
Преступление с материальным составом будет признано оконченным с момента наступления преступных последствий, а преступление с формальным составом – с момента выполнения деяния, независимо от наступления преступных последствий.
Согласно ст. 27.2 УК АР неоконченным преступлением признаётся приготовление к преступлению и покушение на преступление.
В случаях приготовления к преступлению, которое отличается от покушения на преступление и оконченного преступления тем, что на этой стадии происходит только лишь создание определённых условий для последующего совершения преступления (объективная сторона преступления, описанная непосредственно в диспозиции закона не исполняется), причинная связь устанавливается между фактом создания виновным определённых условий для последующего совершения преступления и не доведением преступления до конца по не зависящим от воли этого лица обстоятельствам.
В случаях же покушения на преступление, которое отличается от оконченного преступления отсутствием преступного результата, непосредственно указанного в соответствующей статье Особенной части УК АР в материальных составах преступлений, или отсутствием полного завершения всех действий, образующих объективную сторону преступления в формальных составах преступлений, причинная связь устанавливается между умышленным деянием (действием или бездействием) лица, непосредственно направленным на совершение преступления и отсутствием преступного результата (материальный состав преступления), и между умышленным деянием (действием или бездействием) лица, непосредственно направленным на совершение преступления и отсутствием полного завершения всех действий, образующих объективную сторону преступления (формальный состав преступления). 
  Именно незавершённость преступления отличает покушение от оконченного преступления и является одним из оснований для выделения покушения в самостоятельную стадию. 
Аналогично решается вопрос и при соучастии в преступлении. Так, если исполнитель материального состава преступления довёл свою преступную деятельность только до стадии приготовления или же покушения, то в данном случае необходимо установить причинную связь между действиями соучастников преступления – организатора, подстрекателя, пособника и фактом приготовления к преступлению или покушения на преступление со стороны исполнителя преступления, так как оконченными такие составы преступлений считаются с момента наступления общественно опасных последствий – преступного результата. А раз отсутствует преступный результат, значит, отсутствует и оконченное преступление с материальным составом, налицо неоконченное преступление с материальным составом – приготовление к преступлению (ст. 28 УК АР) или покушение на преступление (ст. 29 УК АР). 
В формальных же составах преступлений, когда исполнитель довёл свою преступную деятельность только до стадии приготовления или же покушения, то в данном случае необходимо установить причинную связь между действиями соучастников преступления – организатора, подстрекателя, пособника и фактом приготовления к преступлению или покушения на преступление со стороны исполнителя преступления, так как оконченность таких составов преступлений связывается с моментом совершения непосредственно указанного в самом законе, то есть в диспозиции конкретного состава преступления общественно опасного деяния (полного завершения всех действий, образующих объективную сторону преступления), независимо от наступления общественно опасных последствий.
 
Список использованных источников:
1. Azərbaycan Respublikası Ali Məhkəməsi Plenumunun qərarlar məcmuəsi (1991-2008). – Bakı: «Hüquq ədəbiyyatı» nəşriyyatı, 2008. – 380 s. 
2. Дагель П.С. Проблемы вины в советском уголовном праве / П.С. Дагель. – Уч. Зап. Дальневосточного гос. Ун-та. Вып. 21. Ч. 1. Владивосток, 1965. – С. 96.
3. Иванов В.Д. Ответственность за покушение на преступление / В.Д. Иванов. – Караганда, 1974. – С. 77-80.
4. Пионтковский А.А. Учение о преступлении / А.А. Пионтковский. – М., 1961. – С. 513.
5. Уголовное право. Общая часть. – М., МГУ, 1993. – С. 313.
6. Уголовное право Российской Федерации. Общая часть. / Под ред. Л.В. Иногамовой-Хегай; А.И. Рарога; А.И. Чучаева. Учебник. – М., 2005. – 553 с.
7. Уголовное право. Особенная часть. Учебник. Отв. ред. И.Я. Козаченко, Г.П.Новоселов. – 5-е издание. – М.: Изд-во «Норма: ИНФРА-М», 2013. – 912 с.
8. Назарова К.О. Уголовное право Азербайджанской Республики. Общая часть. Учебник / К.О. Назарова. – Баку: Изд-во «Элм и тахсил», 2015. – 908 с. {jcomments on}
 
 

-
English French German Polish Romanian Russian Ukrainian
2022
August
MoTuWeThFrSaSu
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    
Національний розвиток держави і права повинен ґрунтуватися, у першу чергу, на:
 
На Вашу думку чи забезпечують реалізацію принципу верховенства права законодавчі реформи 2020 року?
 
Система Orphus
Повну відповідальність за зміст опублікованих тез доповідей несуть автори, рецензенти та структурні підрозділи вищих навчальних закладів та наукових установ, які рекомендували їх до друку.

Лічильники і логотипи

Актуальна Юриспруденція