... Розум полягає не лише в знанні, але й у вмінні застосовувати ці знання (Аристотель) ...

Головне меню

Науково-практична Інтернет-конференція 23.02.2017 - СЕКЦІЯ №5
Под уголовным преследованием в УПК Азербайджанской Республики (ст. 7.0.4.) понимается уголовно-процессуальная деятельность, осуществляемая в целях установления события преступления, изобличения лица, совершившего деяние, предусмотренное уголовным законом, предъявления ему обвинения, поддержания этого обвинения в суде, назначения наказания, обеспечения при необходимости мер процессуального принуждения.
Представляется, что определение уголовного преследования подлежит тщательному исследованию и корректировке, поскольку преследованию подлежит виновный, а не лицо, которое может оказаться в положении подозреваемого или обвиняемого по ошибке либо по злому умыслу, но не совершившее преступления [1, с.109].
УПК Российской Федерации под уголовным преследованием понимает процессуальную деятельность, осуществляемую стороной обвинения в целях изобличения подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления [4, с.20]. Данное определение по вышеуказанным причинам также не является совершенным. Нельзя изобличать невиновного, даже если ему предъявлено обвинение, т.к. это противоречит задачам уголовного судопроизводства, декларированным в Конституции и ст. 8 УПК Азербайджанской Республики.
С нашей точки зрения, уголовное преследование - это процессуальная деятельность стороны обвинения по установлению и привлечению к уголовной ответственности лица, совершившего преступление. Как видно, цели уголовного преследования и очередность их достижения в данном случае иные, что соответствует и принципам, и задачам уголовного судопроизводства.
Согласно ст. 7.0.27. УПК Азербайджанской Республики, защита – процессуальная деятельность, которая осуществляется в целях опровержения или смягчения обвинения, выдвинутого против лица, подозреваемого в совершении предусмотренного уголовным законом деяния, защиты его прав и свобод, а также восстановления нарушенных прав и свобод лица, незаконно подвергнутого уголовному преследованию. К стороне защиты относятся подозреваемый или обвиняемый, защитник и гражданский ответчик.
Право на защиту гарантировано Конституцией и УПК Азербайджанской Республики. Статья 19 УПК гласит, что в ходе уголовного преследования дознаватель, следователь, прокурор или суд обязаны принять меры к обеспечению права потерпевшего, подозреваемого или обвиняемого на получение квалифицированной юридической помощи.
В случаях, предусмотренных УПК, орган, осуществляющий уголовный процесс, обязан привлечь к делу законного представителя подозреваемого или обвиняемого. Участие в уголовном процессе защитника и законного представителя подозреваемого или обвиняемого не может ограничивать права этого подозреваемого или обвиняемого.
Таким образом, системы защиты от уголовного преследования состоит из следующих взаимосвязанных элементов:
а) основные принципы и условия уголовного судопроизводства;
б) участие защитника и представителей;
в) личная защита;
г) обеспечение прав.
Перечисленные элементы различных уровней, некоторые из них состоят из подсистем, но в целом они образуют систему, призванную обеспечить защиту от уголовного преследования [3, с. 14-16; 5, с. 19].
Наряду с правом на защиту, одним из основных принципов уголовного процесса является презумпция невиновности (ст. 21. УПК), согласно которой всякий обвиняемый в совершении преступления признается невиновным пока его вина не будет доказана в порядке, предусмотренном УПК, и не будет вступившего в законную силу приговора суда об этом. Лицо, обвиняемое в совершении преступления, не обязано доказывать свою невиновность. Обязанность доказывания обвинения, опровержения доводов, выдвинутых в защиту обвиняемого, ложится на сторону обвинения [2, с. 11-16]. 
Вместе с тем, согласно ст. 141.3. УПК, знание лицами закона, своих обязанностей по службе и профессиональных правил, а также отсутствие у лица специальной подготовки и образования в случае непредставления им документов, подтверждающих обратное, либо несообщения им наименования предприятия или иной организации, давших ему специальную подготовку и образование, признаются установленными без использования материалов производства по уголовному преследованию.
С нашей точки зрения, здесь налицо нарушение принципа презумпции невиновности и противоречивость положений. Утверждение о том, что все должны знать законы, справедливо, как и то, что незнание закона не освобождает от ответственности. Вместе с тем, это не значит, что все знают законы, а для решения по делу безразлично знает ли лицо закон или нет. Незнание закона не освобождает от ответственности, но влияет на наказание, в связи с чем данное обстоятельство является составной частью предмета доказывания и не должно признаваться установленным без использования материалов производства по уголовному преследованию. 
Также, представляется неверным утверждение о том, что все лица должны знать свои обязанности по службе и профессиональные правила. Это утверждение находится в коллизии с положениями закона о субъективной стороне преступления и обусловленной ими необходимостью расследования должностных и иных преступлений, связанных со службой и профессиональными обязанностями.
С нашей точки зрения, противоречат презумпции невиновности и положения о преюдиции (ст. 142 УПК), согласно которым вступивший в законную силу приговор суда по уголовному преследованию обязателен для дознавателя, следователя, прокурора или суда как в части обстоятельств, установленных в производстве по уголовному преследованию, так и в части их юридической оценки, а вступившее в законную силу постановление суда по гражданскому делу является в производстве по уголовному делу обязательным для дознавателя, следователя, прокурора или суда только в части того, имело ли место происшествие или действие и не решает предварительного вопроса о виновности или невиновности обвиняемого [6, с. 11-16].
Рассматривая общие условия обеспечения права на защиту от уголовного преследования, представляется необходимым отметить также коллизии положений о производстве отдельных процессуальных действий с положениями системы обеспечения права на защиту, поскольку возникающие или способные возникнуть вследствие этого ситуации разрешить не представляется возможным.
 
Список использованных источников:
1. Дибиров Э.А. Парадоксы УПК Азербайджанской Республики. Часть 1. / Э.А. Дибиров, Д.И. Сулейманов // Наука и образование. – №1. – Баку, 2003. – С. 108-115.
2. Белозеров Ю.Н. Обеспечение прав и законных интересов личности в стадии возбуждения уголовного дела / Ю.Н. Белозеров, П.Г. Марфицын. – М., 1994, – 176 с.
3. Жуковский В. Много ли прав у защитника / В. Жуковский, В. Шуман // Сов. юстиция. –1991. – №1. – С. 14-18.
4. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В.В. Мозякова. – М., 2002 – 864 с.
5. Стецовский Ю.И. Адвокат в уголовном судопроизводстве / Ю.И. Стецовский. – М., 1972. – 412 с.
6. Черкасов А.Д. О допросе обвиняемого с позиции презумпции невиновности / А.Д.Черкасов, Н.А. Громов // Государство и право. – 1995. – С. 11-16. {jcomments on}
 
 

-
English French German Polish Romanian Russian Ukrainian
2020
Грудень
ПнВтСрЧтПтСбНД
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   
Національний розвиток держави і права повинен ґрунтуватися, у першу чергу, на:
 
На Вашу думку чи забезпечують реалізацію принципу верховенства права законодавчі реформи 2020 року?
 
Система Orphus
Повну відповідальність за зміст опублікованих тез доповідей несуть автори, рецензенти та структурні підрозділи вищих навчальних закладів та наукових установ, які рекомендували їх до друку.

Лічильники і логотипи

Актуальна Юриспруденція