... Коли суть справи обміркована заздалегіть, слова приходять самі собою (Гроцій) ...

Головне меню

Науково-практична Інтернет-конференція 05.10.2017 - СЕКЦІЯ №1
В результате судебной реформы 1864 года в Российской империи проведение дознания по преступлениям и проступкам было возложено на полицию, а руководство этим дознанием и надзор за его проведением – на прокуратуру. Для выполнения этих функций прокуратура была наделена необходимыми правовыми средствами, однако на практике использовала их не в полном объеме. В результате фактическое состояние руководства прокуратурой полицейским дознанием и надзора за его проведением современники оценивали в основном как незначительное, недостаточное, ненадлежащее.
Причины такого положения указывались различные. Среди них в первую очередь выделялись недостаточная штатная численность прокуратуры и отсутствие у нее действенных средств воздействия на полицию при неисполнении ею своих обязанностей по производству дознания. Правительственная комиссия в 1869 году среди причин недостаточного влияния прокуратуры на полицию выделала и вмешательство административных органов в судебно-полицейскую деятельность [1, с. 202]. Негативное влияние оказывало и прямое противодействие прокурорскому надзору.
Недостаточность штатной численности прокуратуры и связанная с этим ее загруженность работой делала для нее невозможным во время проведения дознания руководить им и своевременно давать необходимые указания и разъяснения. При этом нагрузка на прокуратуру постепенно возрастала. Если в 1874 году в среднем по империи на одного работника прокуратуры окружного суда приходилось рассмотрение 189 оконченных дел, то в 1905 году – 414, т.е. в 2,2 раза больше. А по отдельным судебным округам нагрузка была еще больше. Например, в 1905 году наибольшая в империи нагрузка на одного товарища прокурора была в Киевском судебном округе – 587 дел, Варшавском – 513, Одесском – 482, Харьковском – 462 дела [2, с. 12-13; 3, с. 8].
Еще в начале 80-х годов ХIХ ст. прокурор Варшавской судебной палаты Н.А.Трахимовский отметил, что для сколько-нибудь непосредственного наблюдения прокуратуры за дознанием, дачи указаний и разъяснений в течение самого производства дознания силы прокуратуры были «более чем недостаточны»; то количество работы, которое лежало на обязанности прокуратуры, часто не позволяло ей даже внимательно ознакомиться с дознанием. Упущения полиции при проведении дознания прокуроры выявляли сравнительно редко и обычно уже слишком поздно для их исправления [4, с. 303]. В середине 90-х годов прокурор Казанской судебной палаты А.А. Чернявский указал, что фактическое наблюдение прокуратуры за производством дознаний очень желательно, но не осуществимо, так как для этого требовалось значительное увеличение прокурорского штата. Недостаточность кадров прокуратуры отмечали и старшие председатели судебных палат [5, с. 148, 152, 161]. А при подготовке изменений в Устав уголовного судопроизводства отмечалось, что прокурорский надзор не будет гарантией правильного производства полицией дознания без такого увеличения штатного количества чинов прокуратуры, при котором они могли бы руководить на месте действиями полиции [6, с. 243].
Одной из главных организационно-правовых причин недостатков прокурорского надзора называлось отсутствие у прокуратуры действенных средств быстрого и непосредственного воздействия на полицию при неисполнении ею своих обязанностей по дознанию и следствию [4, с. 302-303]. По утверждению одного из ревизионных отчетов, установление действительного наблюдения прокуратуры за производством полицейского дознания едва ли достижимо даже при значительном увеличении ее штата, если по производству дознания полиция не будет поставлена в полную зависимость от прокуратуры [7, с. 51]. Эта же мысль ранее была высказана и правительственной комиссией, созданной в 1869 году, которая отметила, что увеличение штата прокуратуры может в определенной степени усилить ее влияние на полицию; однако без изменения существовавших отношений, которые закон установил между прокуратурой и полицией, это влияние неизбежно будет оставаться «случайным» [1, с. 210].
За нарушения, допущенные полицейскими при производстве дознания, закон предоставил прокурору право выносить им предостережения или же ставить перед судом вопрос о более строгой ответственности (ст. 485 УУС). Однако фактически предостережения были неэффективными и не имели никакого практического значения, что признало даже министерство внутренних дел [8, с. 340-341]. Дисциплинарной власти над полицией прокуратура не имела. А предусмотренный законом порядок предания полицейских суду был связан со значительными промедлениями [9, с. 173; 10, с. 15-19].
Осуществлению прокурорского надзора препятствовали и различные субъективные факторы. В частности полиция представляла для проверки в прокуратуру не все материалы дознания, по которым не установлены признаки преступного деяния (такие нарушения были в округах Московского, Сумского, Воронежского, Житомирского и Гродненского окружных судов [11, с. 89-91]). Были даже факты прямого противодействия надзору, что приводило к острым конфликтам. Имеются примеры, когда уездные исправники не исполняли законные требования прокуратуры, не считали себя обязанными представлять требуемые от них сведения, в грубой форме указывали работникам прокуратуры на незаконность их действий и даже предостерегали товарищей прокурора [12, с. 748].
После проведения судебной реформы в одной из губерний, входивших в состав округа Одесской судебной палаты, губернатор приказал полицмейстеру губернского города запретить подчиненным ему полицейским чинам «входить в какие бы то ни было личные объяснения по службе с судьями или с прокуратурою», о чем он даже официально заявил прокурору окружного суда. В связи с этим полиция стала игнорировать не только прокуратуру окружного суда, но даже прокурора Одесской судебной палаты, не исполняла их требования по производству дознаний по уголовным делам и обращалась к губернатору с жалобами на предостережения, объявленные за это прокурором; после этого губернатор каждый раз направлял прокурорам «резкие сообщения» с указанием, что он не потерпит «незаконного» вмешательства прокурора в служебную деятельность подчиненных ему чинов полиции. Такие отношения продолжались около трех лет и изменились только после того, как полицмейстер был уличен в совершении должностного преступления [13, с. 40-41]. В другой центральной губернии, будучи недоволен тем, что прокуратура неоднократно объявляла полицейским предостережения за упущения по производству дознаний по уголовным делам, губернатор обратился к местному прокурору с письмом, в котором сообщил, что он прикажет полиции не производить никаких дознаний вообще; свое отношение к прокуратуре этот губернатор изменил только после того, как министерство внутренних дел разъяснило ему неправильность и незаконность его действий [13, с. 41].
Стремление полиции показать свою полную независимость от прокуратуры встречалось и в других регионах. Такое отношение полиции, по утверждению ревизионного отчета по округу Эриванского окружного суда, парализовало руководящее значение прокуратуры в вопросах производства дознания [11, с. 93].
Таким образом, можно сделать вывод о том, что недостатки прокурорского руководства дознанием и надзора за его проведением объяснялись как объективными, так и субъективными причинами.

Список использованных источников:
1. Материалы для пересмотра законоположений о порядке производства предварительных следствий. Приложение первое. – СПб.: тип. Правит. Сената, 1883. – 241 с. 
2. Свод статистических сведений по делам уголовным, производившимся в 1874 году в судебных учреждениях. В трех частях. – СПб.: тип. Правит. Сената, 1875. – разд. паг. – Часть 1.
3. Свод статистических сведений по делам уголовным, производившимся в 1905 году в судебных учреждениях. В трех частях. – СПб.: Сенатская тип., 1908. – разд. паг. – Общий обзор деятельности судебных мест и статистических сведений о подсудимых – 52 с.
4. Материалы для пересмотра законоположений о порядке производства предварительных следствий. – Ч. 2. – СПб.: тип. Правит. Сената, 1882. – 428 с. 
5. Высочайше учрежденная комиссия для пересмотра законоположений по судебной части: Труды. – Т. 1. – СПб.: тип. Правит. Сената, 1895. – 354 с.
6. Высочайше учрежденная комиссия для пересмотра законоположений по судебной части. Представление министра юстиции от 31 декабря 1901 г. № 45293 по пересмотру законоположений по судебной части. – [СПб, 1901: Б. м., б. г.]. – 473 с.
7. Высочайше учрежденная комиссия для пересмотра законоположений по судебной части: Труды. – Т. 5. – СПб.: тип. Правит. Сената, 1897. – 578 с.
8. Тарасов И.Т. Личное задержание как полицейская мера безопасности. Часть 2 // Временник Демидовского юридического лицея. – Кн. 40. – Ярославль: типо-лит. Г. Фальк, 1886.
9. Высочайше учрежденная комиссия для пересмотра законоположений по судебной части: Объяснительная записка к проекту новой редакции Устава уголовного судопроизводства. – Т. 2. – СПб: Сенат. тип., 1900. – 399 с. 
10. Горбачев В.П. Полномочия прокуратуры в привлечении полицейских к ответственности за нарушения при расследовании преступлений в Российской империи // Науковий вісник Херсонського державного університету. Серія: Юридичні науки. – 2016. – Вип. 6. – Т. 1. – С. 15-19.
11. Высочайше учрежденная комиссия для пересмотра законоположений по судебной части: Труды. – Т. 3. Свод ревизионных отчетов. – СПб.: тип. Правит. Сената, 1897. – разд. паг. – Раздел 2. – 667 с.
12. О порядке сношения лиц прокурорского надзора с полицией: Сенатский от 1 июня 1871 года // ПСЗ. – Собр. 2-е. – Т. 46. – Отд. 1. – СПб., 1874. – № 49689.
13. Грёдингер Ф.И. Прокурорский надзор за пятьдесят лет, истекших со времени его преобразования по Судебным уставам императора Александра II. – Петроград: Сенатская тип., 1915. – 55 с. {jcomments on}
 
 

-
English French German Polish Romanian Russian Ukrainian
2020
Грудень
ПнВтСрЧтПтСбНД
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   
Національний розвиток держави і права повинен ґрунтуватися, у першу чергу, на:
 
На Вашу думку чи забезпечують реалізацію принципу верховенства права законодавчі реформи 2020 року?
 
Система Orphus
Повну відповідальність за зміст опублікованих тез доповідей несуть автори, рецензенти та структурні підрозділи вищих навчальних закладів та наукових установ, які рекомендували їх до друку.

Лічильники і логотипи

Актуальна Юриспруденція