...Дискусія–спосіб зміцнити опонента в його помилках (Амброз Бірс)...

Головне меню

Науково-практична Інтернет-конференція 11.12.2013 - Секція №3
Общие правила распределения обязанностей по доказыванию и представления доказательств в гражданском судопроизводстве установлены ст. 56, 57 Гражданского процессуального кодекса РФ (далее – ГПК РФ) [2]. Общие правила распределения обязанностей по доказыванию в арбитражном судопроизводстве определены в ст. 65, 66 Арбитражного процессуального кодекса РФ (далее – АПК РФ) [1]. Из общих правил распределения обязанностей существуют исключения: доказательственные презумпции, доказательственные фикции [5; 6; 7; 9], иные способы перераспределения обязанностей по доказыванию: специальные доказательственные правила в гражданском, гражданском процессуальном, арбитражном процессуальном, семейном праве, при рассмотрении трудовых и налоговых споров.
Правовой фикцией можно назвать прием юридической техники (в форме особого варианта семантического высказывания, не обладающее связью с эмпирическими фактами), суть которого заключается в установлении федеральным законом юридических последствий, которые являются следствием заведомо несуществующих фактов с целью преодоления неопределенности в правовом регулировании.
В науке некоторые ученые выделяют систему фикций. Существуют также сторонники классифицировать фикции по различным основаниям.
Бесспорно наличие следующей системы фикций, разработанной представителями науки уголовного права: 
1.Традиционные фикции предусмотрены действующим законодательством, и изучаются правовой наукой, используются законодателем как приём юридической техники. 
2.Фикции при противоречии законов (война законов) имеют социальное основание: ошибочное отражение в законе проблемной ситуации, нуждающейся в правовом регулировании, либо несоответствие целей закона нормативно закреплённым средствам его осуществления. 
3.Любые другие фикции, в том числе и не включенные в систему действующего законодательства. Наличие этих фикций крайне опасно в праве, особенно в правоприменении, так как они способны разорвать в представлении связь времен и тем самым лишить возможности осознанного выбора достойных человека приоритетных целей, и, что не менее важно, адекватных этим целям средств их достижения [8, с.51]. 
Не вызывает сомнения выделение в правоведении следующих классификаций фикций [4, с.23-25]: 
1.Юридические фикции, с помощью которых формируются юридические категории, называются доктринальными. Они характеризуются относительной устойчивостью, представляют собой результат научной преемственности в юриспруденции и выражают основные ценностные правовые доктрины.
2.В зависимости от обусловленности теми или иными реалиями выделяют фикции, вытекающие из натуралий, и фикции, вытекающие из юридических реалий. К натуралиям относится человек в его антропологических экзистенциях со всеми его природными качествами, а также отношениями в природе (натуралиями), в окружении которых происходит жизнь человека. Юридические реалии обусловлены особенностями правовой действительности, нередко оказывают существенное влияние на формирование той или иной юридической категории, в том числе и на использование фикций в её закреплении в законе.
В первую группу фикций включаются фикции семейного права. В этой сфере фикции приравнивают друг к другу те или иные, социальные или биологические состояния (институт усыновления). Среди фикций, вытекающих из юридических реалий, можно выделить понятие юридического лица, экстерриториальности, обратной силы.
3.Статические и динамические фикции. При формировании статических фикций применяются научные средства познания действительности. Они вплетаются в научные традиции юриспруденции. Динамические фикции возникают сообразно текущим потребностям юридической практики, могут видоизменяться со временем, исчезать, и обладают более простой конструкцией, неустойчивостью, изменчивостью [4, с.23-25].
4.Нормотворческие фикции можно классифицировать в зависимости от принадлежности к отраслям: материальным и процессуальным. Фикции материальных отраслей служат целям устранения состояния неопределённости. Процессуальные фикции преодолевают процессуальную недисциплинированность участников судопроизводства, способствуют экономии юридических средств и сил судей.
5.Фикции также подразделяются по отраслям права.
6.По источнику фикции классифицируются на конституционные фикции, фикции, содержащиеся в законах, фикции, содержащиеся в подзаконных актах
7.По способу выражения фикции могут быть сформулированы в виде суждений (отрицательных или утвердительных), а также в виде неопровержимых презумпций [4, с.23-25].
Статья 42 ГК РФ обязывает, при невозможности установить день получения последней информации о безвестно отсутствующем считать началом исчисления срока для признания гражданина таковым первое число месяца, следующего за тем, в котором были получены последние известия о нем, а при невозможности установить этот месяц – первое января следующего года. Как показывает анализ изложенной нормы, положение о том, что днем безвестного отсутствия гражданина считается первое число месяца, не только не несет вероятной нагрузки, но и вообще не согласуется с действительностью. Приведенная норма является фикцией. На основании ст. 45 ГК РФ гражданин может быть объявлен судом умершим, если в месте его жительства нет сведений о месте его пребывания в течение пяти лет, а если он пропал без вести при обстоятельствах, угрожавших смертью или дающих основание предполагать его гибель от определенного несчастного случая, – в течение шести месяцев.
Военнослужащий или иной гражданин, пропавший без вести в связи с военными действиями, может быть объявлен судом умершим не ранее чем по истечении двух лет со дня окончания военных действий. 
Днем смерти гражданина, объявленного умершим, считается день вступления в законную силу решения суда об объявлении его умершим. В случае объявления умершим гражданина, пропавшего без вести при обстоятельствах, угрожавших смертью или дающих основание предполагать его гибель от определенного несчастного случая, суд может признать днем смерти этого гражданина день его предполагаемой гибели. Данная норма также является правовой фикцией.
Федеральным законом от 07.05.2013 № 100-ФЗ "О внесении изменений в подразделы 4 и 5 раздела I части первой и статью 1153 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации" [3] правовая фикция в ч.1 ст. 165.1 ГК РФ, согласна которой заявления, уведомления, извещения, требования или иные юридически значимые сообщения, с которыми закон или сделка связывает гражданско-правовые последствия для другого лица, влекут для этого лица такие последствия с момента доставки соответствующего сообщения ему или его представителю. Сообщение считается доставленным и в тех случаях, если оно поступило лицу, которому оно направлено (адресату), но по обстоятельствам, зависящим от него, не было ему вручено или адресат не ознакомился с ним.
Правовая фикция также установлена ст. 189 ГК РФ, введенной в действие Федеральным законом от 07.05.2013 № 100-ФЗ [3]. Лицо, выдавшее доверенность и впоследствии отменившее ее, обязано известить об отмене лицо, которому доверенность выдана, а также известных ему третьих лиц, для представительства перед которыми дана доверенность. Такая же обязанность возлагается на правопреемников лица, выдавшего доверенность, в случаях ее прекращения по основаниям, предусмотренным в подпунктах 4 и 5 пункта 1 статьи 188 ГК РФ. Об отмене доверенности может быть сделана публикация в официальном издании, в котором опубликовываются сведения о банкротстве. В этом случае подпись на заявлении об отмене доверенности должна быть нотариально засвидетельствована. Третьи лица считаются извещенными об отмене доверенности по истечении месяца со дня указанной публикации, если они не были извещены об отмене доверенности ранее.
 
Список использованных источников:
1.Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации от 24.07.2002 № 95-ФЗ (ред. от 02.07.2013) // Российская газета. № 137 27.07.2002.
2.Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14.11.2002 №138-ФЗ (ред. от 02.07.2013) // Российская газета. № 220 20.11.2002.
3.Федеральный закон от 07.05.2013 № 100-ФЗ “О внесении изменений в подразделы 4 и 5 раздела I части первой и статью 1153 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации” // Собрание законодательства РФ. 13.05.2013. № 19. Ст. 2327.
4.Курсова О.А. Правовые фикции в российском праве: автореф. дис. … канд. юрид. наук. / О.А. Курсова. – Н. Новгород, 2001. – С. 23-25.
5.Мурадьян Э.М. Истина как проблема судебного права / Э.М. Мурадьян. – М., 2002. – 287с.
6.Нахова Е.А. Доказательственное право в гражданском и арбитражном судопроизводстве: Общая часть / Е.А. Нахова. – СПб., 2012. 
7.Нахова Е.А. Роль презумпций и фикций в распределении обязанностей по доказыванию / Е.А. Нахова. – Саратов, 2006. – 160 с.
8.Панько К.К. Фикции в уголовном праве и правоприменении / К.К. Панько. – Воронеж, 1998. – 136 с.
9.Сериков Ю.А. Презумпции в гражданском судопроизводстве / Ю.А. Сериков. – М., 2008. – 169 с. {jcomments on}
 
 

-
English French German Polish Romanian Russian Ukrainian
2022
August
MoTuWeThFrSaSu
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    
Національний розвиток держави і права повинен ґрунтуватися, у першу чергу, на:
 
На Вашу думку чи забезпечують реалізацію принципу верховенства права законодавчі реформи 2020 року?
 

Наші видання

Збірник матеріалів конференції(17.05.2012 року)
Система Orphus
Повну відповідальність за зміст опублікованих тез доповідей несуть автори, рецензенти та структурні підрозділи вищих навчальних закладів та наукових установ, які рекомендували їх до друку.

Лічильники і логотипи

Актуальна Юриспруденція