... Заможні ті, хто вміє обмежувати бажання своїми можливостями (Гібер) ...

Головне меню

Науково-практична Інтернет-конференція 11.12.2013 - Секція №4
С момента ратификации Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод [1] российские граждане получили право обращаться в Суд, если их права нарушены государством, за восстановлением своих прав и получением компенсации. Не смотря на особый статус ЕСПЧ, в российской правовой науке существует ряд дискуссионных вопросов в сфере взаимодействия российского законодательства и прецедентов Европейского суда, и особое место среди них занимает проблема определения правовой природы актов Суда. 
Процедура вынесения решений и постановлений в Европейском Суде строится следующим образом.  Из Секретариата Европейского суда по правам человека жалоба поступает на единоличное рассмотрение одному из судей ЕСПЧ, который правомочен принять решение о неприемлемости жалобы или исключении ее из списка дел, подлежащих рассмотрению, или о передачи жалобы для дальнейшего ее рассмотрения в Комитет из трех судей Европейского Суда по правам человека или Палату Европейского Суда по правам человека. Комитет может также принять решение о неприемлемости жалобы или исключении ее из списка дел или признать приемлемой, рассмотрев жалобу по существу с вынесением постановления. На рассмотрение Палаты жалоба поступает в случае, если такое решение принято единоличным судьей или в случае, если Комитет не принял решения о признании жалобы приемлемой с одновременным вынесением постановления. Палата разрешает вопрос о приемлемости с вынесением единого постановления, неприемлемости или частичной приемлемости жалобы. В определенных случаях Палата может до вынесения постановления уступить свое право на разрешение дела в пользу Большой Палаты. В свою очередь Большая Палата также правомочна принимать решение о неприемлемости жалобы или приемлемости с вынесением в этом случае постановления. 
Среди актов Суда следует выделить такой тип постановлений как пилотные постановления. Процедура пилотного постановления была разработана Европейским судом как средство борьбы с большими группами идентичных жалоб, которые возникают из одной и той же проблемы, существующей в соответствующем государстве-ответчике [10].
При отсутствии признаков недобросовестности истца положительное решение по тождественному делу на основе пилотного постановления может быть принято судом по упрощенной процедуре. Если заранее известно, что одной и той же ситуацией порождено массовое нарушение прав и на суд в связи с этим может обрушиться бесчисленное множество однородных дел, очевидно, что их обычное процессуальное прохождение будет заведомо иррациональным [8].
Рассматривая акты ЕСПЧ, необходимо уделить внимание спорным вопросам, возникающим при определении правовой природы актов Суда в российском судопроизводстве. В первую очередь проблема возникает при определении места актов ЕСПЧ в системе российского гражданского судопроизводства, а именно дискуссионным являются вопросы о том, являются ли постановления Суда источниками российского законодательства и как соотносится их прецедентный характер с романо-германской системой права РФ.
Существуют различные точки зрения на место актов ЕСПЧ в российской правовой системе. Одни ученые видят акты Европейского суда некий интерпретационный результат, возникший при постижении смысла общепризнанных принципов и норм международного права (А.Х. Абашидзе, Б.Л. Зимненко) [6, c. 24]. Другие правоведы определяют постановления Суда как источники внутреннего права (С.Ф. Афанасьев, А.Л. Бурков, М.В. Кучин).
Так, с учетом подразделения прецедентов на три модели (модель частной аналогии, нормоустанавливающая модель и модель, имеющей в себе используемые принципы [7, c. 12]) Афанасьев С.Ф. относит акты ЕСПЧ к «модели, имеющей в себе используемые принципы» (principle-exampling model), которая направлена на синтез судебных актов, включающих обнаруженные стержневые правовые принципы или основополагающие идеи, способные выступать регуляторами социальных отношений [6, c. 24-25]. Акты ЕСПЧ определяются как формально-юридический источник российского гражданского процессуального права, и вместе с тем, решения приобретают надлежащий статус лишь в случаях вскрытия конвенционных нарушений Россией в рамках применения и толкования Европейской Конвенции [6, c. 25]. 
Такая позиция представляется наиболее полно отражающей сущность правовой природы актов Европейского суда по правам человека. Судьи Европейского суда не наделены правотворческими полномочиями, их деятельность направлена на отправления правосудия в рамках Конвенции. Решения же Европейского суда носят деклараторный характер, то есть это решения, выносимые на основании неоспоримых фактов и интерпретации закона. В этом смысле в полной мере проявляется формально-юридический характер постановлений ЕСПЧ, как источников гражданского процессуального права, являющимися таковыми в силу статьи 15 Конституции РФ [2], статьи 1 ГПК РФ [3]. С другой стороны, обязательными положения Конвенции, равно как и акты ЕСПЧ стали для Российской Федерации только с момента ратификации Конвенции, а также в силу приоритетности международных договоров перед национальным законодательством, процессуально решение против страны-участницы может быть вынесено только в случае обращения гражданина в Суд с жалобой, а также при условии соответствия такой жалобы всем условиям приемлемости.
В результате устранения разночтений законодательства Европейским судом и российскими высшими судебными инстанциями Конституционный Суд вынес постановление [11], которым разъяснил пределы обязательности актов ЕСПЧ в РФ. Согласно указанному постановлению акты Суда являются обязательными для России, однако, в случае необходимости проверки конституционности нормы законодательства, последнее слово остается за Конституционным Судом. Такие выводы Конституционный Суд делает на основании статьи 15 Конституции РФ, а именно указывает на то, что после ратификации, Конвенция стала составной частью российской правовой системы, в связи с чем, Конституция имеет большую юридическую силу по отношению к Конвенции. Таким образом, акты Суда, признанные в гражданском и арбитражном законодательстве основаниями для пересмотра дел по новым обстоятельствам, ставятся в зависимость от правовых позиций Конституционного Суда РФ.
Исследуя проблему совместимости прецедента с романо-германской системой права необходимо учитывать следующее. В соответствии с прямым указанием статьи 32 Конвенции акты Европейского суда являются результатом правоприменения и толкования норм права, изложенных в Конвенции. Таким образом, постановления Суда являются неотъемлемой частью Конвенции и в данном случае противопоставлять такие понятия как судебный прецедент и судебная практика ошибочно. Кроме того, как уже отмечалось выше постановления Суда – есть результат правоприменения, а не норма права. Сущность постановлений ЕСПЧ определяется статусом принявшего их органа, однако не может быть произвольно изменена и поставлена в зависимость от сложившейся в государстве системы права. В РФ как в государстве романо-германской правовой системы позиции ЕСПЧ, содержащиеся в вынесенных им постановлениях, не могут отождествляться с законом [9].   
Необходимо отметить, что до сих пор не решена проблема официального перевода и опубликования актов Европейского суда. В соответствии с пунктом 3 статьи 15 Конституции РФ любые нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, не могут применяться, если они не опубликованы официально для всеобщего сведения. 
Конвенция ратифицирована РФ Федеральным законом от 30.03.1998 [5] и получила официальное опубликование в соответствии с положениями ФЗ «О международных договорах Российской Федерации» от 15.07.1995 [4]. В свою очередь акты ЕСПЧ, являясь неотъемлемой частью Конвенции не имеют источника официального опубликования и перевода. Исходя из буквального толкования пункта 3 статьи 15 Конституции РФ и положений ФЗ «О международных договорах Российской Федерации» опубликованию подлежат только нормативные акты. Постановления Суда не являясь законодательными актами, в силу своего особого статуса разрешают вопрос о правах и обязанностях человека и гражданина в рамках толкования Конвенции, в связи с чем,  предполагается обязательное их применение. Анализ проблемы прецедентности решений Суда в условиях романо-германской системы права России, приводит к выводу о необходимости закрепления системы официального опубликования и официального перевода актов Европейского суда по правам человека для устранения правовой неопределенности в статусе указанных актов, а также для удобства обращения к актам ЕСПЧ.
 
Список использованных источников:
1. Конвенция о защите прав человека и основных свобод (заключена в г. Риме 04.11.1950) (с изм. от 13.05.2004) (вместе с Протоколом № 1 (подписан в г. Париже 20.03.1952), Протоколом № 4 об обеспечении некоторых прав и свобод помимо тех, которые уже включены в Конвенцию и первый Протокол к ней (подписан в г. Страсбурге 16.09.1963), Протоколом № 7 (подписан в г. Страсбурге 22.11.1984)) // СЗ РФ. 2001. N 2. Ст. 163.
2. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008. – №6-ФКЗ, от 30.12.2008. – № 7-ФКЗ) // СЗ РФ. 2009. – № 4. Ст. 445.
3. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14.11.2002. – № 138-ФЗ // (ред. от 02.07.2013) // СЗ РФ.2002. – № 46. Ст. 4532.
4. Федеральный закон от 15.07.1995. – № 101-ФЗ (ред. от 25.12.2012) “О международных договорах Российской Федерации” // СЗ РФ. 17.07.1995. – № 29. ст. 2757.
5. Федеральный закон от 30.03.1998. – № 54-ФЗ “О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней” // СЗ РФ 1998. – № 14. Ст. 1514. 
6. Афанасьев С.Ф. Право на справедливое судебное разбирательство: теоретико-практическое исследование влияния Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод на российское гражданское судопроизводство: автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора юридических наук / С.Ф. Афанасьев. – Саратов. 2010. – 56с.
7. Марченко М.Н. Юридическая природа и характер решений Европейского суда по правам человека / М.Н. Марченко // Государство и право. 2006. – № 2.
8. Мурадьян Э.М. О пилотном постановлении / Э.М. Мурадьян // Современное право. 2012. – № 1: [Электронный ресурс] / Компания «Консультант Плюс» – дата обращения 05.12.2013
9. Рехтина И.В. Постановления Европейского суда по правам человека как фактор, обусловливающий динамику гражданского процессуального законодательства России / И.В.Рехтина // Современное право. 2013. – № 4: [Электронный ресурс] / Компания «Консультант Плюс». – дата обращения 05.12.2013.
10. Рожкова М.А. Порядок рассмотрения жалоб в Европейском суде по правам человека / М.А. Рожкова, Д.В. Афанасьев, Ю.В. Тай. – М.: Статут. 2013. Серия “Практика Европейского суда по правам человека: комментарии, судебные прецеденты”. Кн. 2. – 567 с.: [Электронный ресурс] / Компания «Консультант Плюс». – дата обращения 05.12.2013.
11. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 06.12.2013 № 27-П «По делу о проверке конституционности положений статьи 11 и пунктов 3 и 4 части четвертой статьи 392 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросом президиума Ленинградского окружного военного суда»: [Электронный ресурс] / http://www.ksrf.ru/ru/Decision/Pages/default.aspx – дата обращения 09.12.2013 {jcomments on}
 
 

-
English French German Polish Romanian Russian Ukrainian
2022
July
MoTuWeThFrSaSu
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Національний розвиток держави і права повинен ґрунтуватися, у першу чергу, на:
 
На Вашу думку чи забезпечують реалізацію принципу верховенства права законодавчі реформи 2020 року?
 

Наші видання

Збірник матеріалів конференції(17.05.2012 року)
Система Orphus
Повну відповідальність за зміст опублікованих тез доповідей несуть автори, рецензенти та структурні підрозділи вищих навчальних закладів та наукових установ, які рекомендували їх до друку.

Лічильники і логотипи

Актуальна Юриспруденція