Міжнародна науково-практична конференція 25.11.21 - СЕКЦІЯ №5
Система защиты от уголовного преследования состоит из следующих взаимосвязанных элементов:
а) основные принципы и условия уголовного судопроизводства;
б) участие защитника и представителей;
в) личная защита;
г) обеспечение прав.
Перечисленные элементы различных уровней, некоторые из них состоят из подсистем, но в целом они образуют систему, призванную обеспечить защиту от уголовного преследования [2, с. с.11-16]
Вместе с тем, данная система имеет существенные пробелы, на которых необходимо остановиться более подробно.
Наряду с правом на защиту, одним из основных принципов уголовного процесса является презумпция невиновности (ст. 21. УПК АР), согласно которой всякий обвиняемый в совершении преступления признается невиновным пока его вина не будет доказана в порядке, предусмотренном УПК, и не будет вступившего в законную силу приговора суда об этом. Лицо, обвиняемое в совершении преступления, не обязано доказывать свою невиновность. Обязанность доказывания обвинения, опровержения доводов, выдвинутых в защиту обвиняемого, ложится на сторону обвинения [1, с. 11-16].
Вместе с тем, согласно ст. 141.3. УПК АР, знание лицами закона, своих обязанностей по службе и профессиональных правил, а также отсутствие у лица специальной подготовки и образования в случае непредставления им документов, подтверждающих обратное, либо несообщения им наименования предприятия или иной организации, давших ему специальную подготовку и образование, признаются установленными без использования материалов производства по уголовному преследованию.
С нашей точки зрения, здесь налицо нарушение принципа презумпции невиновности и противоречивость положений. Утверждение о том, что все должны знать законы, справедливо, как и то, что незнание закона не освобождает от ответственности. Вместе с тем, это не значит, что все знают законы, а для решения по делу безразлично знает ли лицо закон или нет. Незнание закона не освобождает от ответственности, но влияет на наказание, в связи с чем данное обстоятельство является составной частью предмета доказывания и не должно признаваться установленным без использования материалов производства по уголовному преследованию. 
Также, представляется неверным утверждение о том, что все лица должны знать свои обязанности по службе и профессиональные правила. Это утверждение находится в коллизии с положениями закона о субъективной стороне преступления и обусловленной ими необходимостью расследования должностных и иных преступлений, связанных со службой и профессиональными обязанностями.
С нашей точки зрения, противоречат презумпции невиновности и положения о преюдиции (ст. 142 УПК АР), согласно которым вступивший в законную силу приговор суда по уголовному преследованию обязателен для дознавателя, следователя, прокурора или суда как в части обстоятельств, установленных в производстве по уголовному преследованию, так и в части их юридической оценки. [3, с. 11-16].
В связи с этим, считаем более чёткой формулировкой, при которой преюдиция определялась бы как положение, согласно которого обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приговором, признаются судом, прокурором, следователем, дознавателем без дополнительной проверки, если эти обстоятельства не вызывают сомнений у суда. Так, законодатель предусмотрел это для гражданских, коммерческих дел и дел по административным спорам, однако в связи с уголовным преследованием это не предусмотрено. При этом такой приговор не может предрешать виновность лиц, не участвовавших ранее в рассматриваемом уголовном деле.
    
Список использованных источников:
1. Белозеров Ю.Н., Марфицын П.Г. Обеспечение прав и законных интересов личности в стадии возбуждения уголовного дела. – М., 1994, - 176 с.
2. Жуковский В., Шуман В. Много ли прав у защитника // Сов. юстиция. –1991. -№1, с. 14-18.
3. Черкасов А.Д., Громов Н.А. О допросе обвиняемого с позиции презумпции невиновности // Государство и право. – 1995.- с. 11-16.