Науково-практична Інтернет-конференція 10.10.2012 - Секція №2
Право на свободу и личную неприкосновенность – одно из важнейших прав, входящих в перечень международно-признанных прав и свобод человека. С точки зрения общепринятой в теории права и российском конституционном праве [22, с. 105; 20, с. 191; 24, с. 153], а также в теории международного права [21, с. 313-314] классификации, рассматриваемое право относится к категории гражданских (личных) прав. В связи с этим право на свободу и личную неприкосновенность можно охарактеризовать как право, имеющее естественный характер и вытекающее из самой природы человека [22, с. 105]. 
Основные региональные международные соглашения, посвященные правам человека гарантируют право на свободу и личную неприкосновенность. Соответствующие их положения имеют как схожие, так и существенно отличающие их друг от друга черты.
Каждое из этих соглашений содержит общую гарантию права каждого на свободу и личную неприкосновенность. Она закреплена в ст. 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 года [1] (далее - Конвенции), ст. 7 Американской конвенции о правах человека 1969 года [10] (далее – Американская Конвенция), ст. 6 Африканской хартии прав человека и народов 1981 года [11] (далее – Африканская Хартия), ст. 5 Конвенции Содружества Независимых Государств о правах и основных свободах человека 1995 года (далее – Конвенция СНГ), ст. 6 Хартии Европейского Союза об основных правах 2000 года [12] (далее – Хартия ЕС). При этом последний документ – Хартия ЕС – ограничивается лишь закреплением общей гарантии рассматриваемого права. 
Главной отличительной чертой1 закрепленного в п. 1 ст. 5 Конвенции положения является включение в неё перечня подлежащих ограничительному толкованию [34] правовых оснований лишения свободы. В этой части европейский стандарт [23] права на свободу и личную неприкосновенность отличаются от гарантий, предусмотренных и Всеобщей Декларацией, и Международным пактом о гражданских и политических правах, и другими международными соглашениями [31].
Необходимо обратить внимание на сходство положений ст. 7 Американской Конвенции и ст. 6 Африканской Хартии в той части, в которой они устанавливают, что никто не может быть подвергнут произвольному аресту или задержанию. В этом заключается также их сходство с рассмотренными выше положениями Международного пакта о гражданских и политических правах и Всеобщей Декларации. Вместе с тем, можно обратить внимание на то, что формулировка данного положения в ст. 6 Африканской Хартии начинается со слов «в частности». Поскольку данное предложение следует за положением о том, что никто не может быть лишен свободы иначе как по основаниям и на условиях, заранее установленных законом, можно сделать вывод о том, что разработчики текста Африканской Хартии подразумевали, что одна гарантия (последняя из приведенных выше) включает в себя другую (первую). В связи с этим можно вспомнить и возникшие на этапе обсуждения проекта Международного пакта о гражданских и политических правах сомнения относительно разницы в гарантиях запрета произвольного лишения свободы, с одной стороны, и лишения свободы на таких основаниях и в соответствии с такой процедурой, которые установлены законом, – с другой. 
Отличие положений ст. 7 Американской Конвенции от ст. 6 Африканской Хартии, а равно от положений других международных соглашений, которые закрепляют так называемую «отсылку к закону» [30], заключается в том, что в ней говорится о том, что никто не может быть лишен своей физической свободы иначе как по основаниям и на условиях, установленных заранее конституцией соответствующего государства-участника или принятым в соответствии с ней законом. Таким образом, ст. 7 Американской Конвенции содержит не просто отсылку к внутригосударственному праву, а содержит конкретизирующее требование в этом отношении. Отличительной чертой данной статьи, как видно из ее текста, является также употребление словосочетания «физическая свобода», которое не фигурирует в текстах других международных соглашений. Представляется, вместе с тем, что данное отличие не носит сущностного характера, а есть лишь особенность формулировки, поскольку, например, ЕСПЧ, толкуя понятие «свобода» в контексте ст. 5 Конвенции также указывает на то, что оно подразумевает «физическую свободу». 
Приведенные выше формулировки ст. 7 Американской Конвенции и ст. 6 Африканской Хартии позволяют увидеть и такую общую для них черту как требование относительно заранее установленных законом соответствующих оснований и условий. Можно отметить, что подобного требования иные рассматриваемые международные соглашения не содержат. 
Можно также выделить и иные общие для соответствующих международных соглашений черты. Так, общим для Американской Конвенции и Конвенции СНГ является закрепление специальных гарантий для лиц, лишенных свободы, в объеме, схожем с положениями Международного пакта о гражданских и политических правах и Конвенции [10, п.п. 4-6 ст. 7; 1, п.п. 2-4 ст. 5]; иные соглашения подобных гарантий не закрепляют. Общим также для Американской Конвенции и Конвенции СНГ, а равно для Конвенции и МПГПП является закрепление запрета лишения свободы за невозможность выполнить какое-либо договорное обязательство [10, п. 7 ст. 7]. 
В целом же, если говорить о Конвенции СНГ, то можно констатировать тот факт, что она несколько особняком стоит в ряду других региональных международных соглашений, посвященных правам человека. Это связано, в том числе, с неэффективностью опыта функционирования предусмотренного ею контрольного механизма [28]. Что касается закрепления в Конвенции СНГ права на свободу и личную неприкосновенность, то можно наблюдать в этом отношении определенные сходства с гарантиями, предусмотренными Конвенцией. Вместе с тем, принципиальным отличием, на мой взгляд, все же следует признать, то, что Конвенция СНГ фактически не закрепляет допустимых правовых оснований лишения свободы, создавая лишь некую «видимость» в этом отношении. Пункт 1 ст. 5 Конвенции СНГ гласит: «Каждый человек имеет право на свободу и личную неприкосновенность. Никто не должен быть лишен свободы иначе, как в следующих случаях и в соответствии с процедурой, установленной национальным законодательством: а) законное содержание лица под стражей после его осуждения компетентным судом; б) законный арест или задержание лица; в) законное задержание несовершеннолетнего с целью передачи дела на расследование, вынесения решения о наказании или в суд».
Как видно из данной формулировки, в силу того, что подп. «b» п. 1 ст. 5 Конвенции СНГ содержит указание на законный арест или задержание лица без указания на допустимую цель данных мер, данное положение может быть истолковано неограниченно широко, охватывая любой случай лишения свободы, если оно допускается внутригосударственным правом. Не вполне понятным в связи с этим выглядит и включение в текст данной статьи дополнительно подп. «в» п. 1, содержание которого, как представляется, уже охватывается содержанием подп. «б» п. 1 ст. 5 Конвенции СНГ. Возможно такая ситуация связана с попыткой заимствования специальной гарантии относительно лишения свободы несовершеннолетних лиц, содержащейся в подп. «d» п. 1 ст. 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 года, однако она, как представляется, имеет совершенно иной смысл, чем подп. «в» п. 1 ст. 5 Конвенции СНГ. 
Существуют и иные международные соглашения, которые содержат как общие гарантии права на свободу и личную неприкосновенность [2, ст.37], так и отдельные составляющие рассматриваемого права, в том числе в рамках действия специальных режимов [4; 32]. 
Необходимо отметить, что право на свободу и личную неприкосновенность упоминается и в посвященных правам и свободам человека международных документах, которые не являются международными соглашениями. Речь идет о документах, принятых в рамках ОБСЕ [3; 6], а также, в частности, о Всеобщей исламской декларации прав человека 1981 года [14], об Азиатско-Тихоокеанской декларации прав человека и народов 1988 года [7], об Арабской хартии прав человека 2004 года [15] и др. 
Анализируя международно-правовое закрепление права на свободу и личную неприкосновенность, важным представляется также обратить внимание на тот факт, что данное право, а также отдельные специальные его гарантии, а равно непосредственно связанные с ним иные права и свободы находят свое отражение и в различных актах международных организаций [26; 27].
Следует отметить в связи с этим, что специалисты констатируют относительно таких актов некоторое смещение центра международно-правового внимания от вопросов правомерности лишения свободы – в направлении гарантий прав лиц, которые лишены свободы [16]. Действительно сегодня насчитывается порядка трех десятков документов, принятых различными международными организациями и касающихся гарантий прав лишенных свободы лиц, среди которых Стандартные минимальные правила обращения с заключенными [8], Свод принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме [9], Европейские пенитенциарные правила [17] и другие. 
Столь пристальное внимание, проявляемое международными организациями в отношении вопросов, касающихся права на свободу и личную неприкосновенность, безусловно, заслуживает одобрения, вместе с тем, на мой взгляд, отмеченное выше смещение акцентов имеет и несколько негативный эффект. Примером тому может служить встречающееся в научной литературе рассмотрение права на свободу и личную неприкосновенность, главным образом, сквозь призму гарантий для лиц, уже содержащихся под стражей [29]. Проявлением такого эффекта является опасность восприятия правомерности лишения лица свободы государством как своего рода презумпции. На мой же взгляд, право на свободу и личную неприкосновенность в центре своего содержание имеет, в первую очередь, именно гарантию «не быть лишенным свободы без должного правового основания», хотя и иные гарантии (например, доставление в компетентный орган, судебная проверка правомерности лишения свободы и т.д.) также имеют существенное значение. В связи с этим следует обратить внимание и на такой документ, как «Исследование ООН права каждого на свободу от произвольного задержания, заключения под стражу и изгнания» [18]. Впоследствии результаты схожих исследований, проведенных относительно защиты лиц, страдающих психическими расстройствами, и заключенными в связи с этим под стражу, также нашли свое отражение в документах ООН и Совета Европы [33; 19].
Значительную роль в международно-правовом закреплении права на свободу и личную неприкосновенность играет практика международных органов, в том числе, судебных, по толкованию соответствующих положений международных соглашений о правах человека. Речь идет об актах, принимаемых, в частности, Комитетом по правам человека, Межамериканскими Комиссией и Судом по правам человека, Африканским Судом по правам человека и народов. Особое же место среди подобных органов занимает Европейский Суд по правам человека (и существовавшая ранее Европейская Комиссия по правам человека), правовые позиции которого составили важную базу для настоящего исследования. 
Таким образом, право на свободу и личную неприкосновенность – это гражданское (личное) основное право человека, гарантированное как во внутригосударственном праве значительного числа государств, так и на международном уровне. Международно-правовыми гарантиями данного права выступают положения международных соглашений о правах человека, иных международных документов, включая акты международных организаций, а также правовые позиции органов, уполномоченных применять и толковать соответствующие договорные нормы. Принципиальным отличием гарантии права на свободу и личную неприкосновенность, предусмотренной Конвенцией, от соответствующих положений иных международных соглашений в области прав человека является закрепление перечня правовых оснований допустимого ограничения данного права, что свидетельствует о максимально высоком уровне его обеспечения в контексте приведенного сравнения.

1.Единственным специальным указанием, касающимся правового основания лишения свободы, содержащимся в других международных соглашениях является недопустимость лишения свободы на основании невыполнения лицом договорного обязательства, на что будет обращено внимание ниже. Исключением служит Конвенция СНГ о правах и основных свободах человека 1995 года, ст. 5 которой делает попытку закрепить подобные основания, однако, на мой взгляд, вряд ли можно говорить о полноценном разрешении этой задачи, на что внимание будет обращено далее в настоящем параграфе.

Список использованных источников:
I. Международные нормативно-правовые и иные акты
1. Конвенция о защите прав человека и основных свобод 1950 г. [Текст]: в ред. Протокола № 2 от 06.05.1963, Протокола № 3 от 06.05.1963, Протокола № 5 от 20.01.1966, Протокола № 8 от 19.03.1985 и Протокола № 11 от 11.05.1994 // Собрание законодательства РФ. 2001. № 2. Ст. 163.
2. Конвенции о правах ребенка 1989 года // Сборник международных договоров СССР. Вып. XLVI. 1993.
3. Парижская хартия для новой Европы 1990 года // Международные и внутригосударственных акты о правах человека. Сборник документов / сост. Р.М. Валеев, Р.Г.Вагизов. – Казань, 2006. – С. 466-478.
4. Положения относительно интернирования лиц в ходе вооруженного конфликта в Женевской конвенции о защите гражданского населения во время войны 1949 года // Сборник действующих договоров, соглашений и конвенций, заключенных СССР с иностранными государствами. Вып. XVI. М., 1957. – С. 204-278, 280. 
5. Правовой режим военного плена в Женевской конвенции об обращении с военнопленными 1949 года // Сборник действующих договоров, соглашений и конвенций, заключенных СССР с иностранными государствами. Вып. XVI. М., 1957. – С. 125-204, 279-280.
6. Документ Московского совещания конференции по человеческому измерению ОБСЕ 1991 года // Там же. С. 478-495. 
7. Азиатско-Тихоокеанскаядекларация прав человека и народов 1988 года // Советское государство и право. – 1990. – №9. – С. 136-137. 
8. Минимальные стандартные правила обращения с заключенными 1955 года (одобрены Экономическим и социальным советом в его резолюциях 663 С (XXIV) от 31 июля 1957 года и 2076 (LXII) от 13 мая 1977 года). – [Электронный ресурс]. – Официальный сайт ООН. – URL: http://www.un.org/russian/documen/convents/prison.htm. 
9. Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН от 9 декабря 1988 года № 43/173 «Свод принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме» // Официальный сайт ООН. URL: http://www.un.org/ russian/documen/convents/detent.htm/
10. American Convention on Human Rights 1969 // International Law Documents / ed. by M.D. Evans. Oxford, 2006. P. 147-164. 
11. African Charter on Human and Peoples’ Rights 1981 // International Law Documents / ed. by M.D. Evans. Oxford, 2006. P. 195-205.
12. Charter of Fundamental Rights of European Union 2000 // Official Journal of the European Union. 18.12.2000. C 364/1. 
13. Treaty of Lisbon amending the Treaty on European Union and the Treaty establishing the European Community, 2007 // Official Journal of the European Union. 17.12.2007. C 306/10.
14. Universal Islamic Declaration of Human Rights 1981 // Understanding Islamic Law: from Classical to Contemporary / ed. by H.M. Ramadan. Lanham, 2006. P. 185-200. 
15. Arab Charter on Human Rights 2004 // Website of the University of Minnesota Human Rights Library. URL: http://www1.umn.edu/humanrts /instree/loas2005.html 
16. The Universal Declaration of Human Rights: a Common Standard of Achievement / ed. by G. Alfredsson, A. Eide. The Hague, 1999. P. 218.
17. The European Prison Rules (Revised European version of the Standard Minimum Rules for the Treatment of Prisoners): Appendix to Recommendation No. R (87) 3 of the Committee of Ministers to Member States on the European Prison Rules // Official Website of the Council of Europe. URL: https://wcd.coe.int/ViewDoc.jsp?id=703309&Site=CM
18. Study of the right of everyone to be free from arbitrary arrest, detention and exile: UN Document E/CN. 4/826/rev. 1. – New York, – 1964. 219 p. 
19. Council of Europe Committee of Ministers Recommendation to Member States No. R (83) 2 of 22 February 1983 Concerning the Legal Protection of Persons Suffering from Mental Disorder Placed as Involuntary Patients // Official website of the Council of Europe. URL: https://wcd.coe.int/com.instranet.InstraServlet?ommand=com.instranet.CmdBlobGet&Instranet Image=602308&SecMode=1&DocId=678490&Usage=2 
II. Книги
20. Баглай М.В. Конституционное право Российской Федерации: учебник для вузов / М.В.Баглай. 6-е изд., перераб. и доп. – М., 2007. – С. 191.
21. Бекяшев К.А. Международное публичное право: учебник / отв. ред. К.А. Бекяшев. 5-е изд., перераб. и доп. – М., 2008. – С. 313-314. 
22. Малько А.В. Теория государства и права: учебник / отв. ред. А.В. Малько. – М., 2010. – С. 105.
23. Валеев Р.М. Международное право. Особенная часть: учебник для вузов / отв. ред. Р.М. Валеев, Г.И. Курдуков. – М., 2010. – С. 42.
24. Лукашева Е.А. Права человека: учебник / отв. ред. Е.А. Лукашева. 2-е изд., перераб. и доп. – М., 2009. – С. 153.
25. Тиунов О.И. Международное гуманитарное право: учебник для вузов / О.И. Тиунов. – М., 1999. – С. 6. 
26. Нешатаева Т.Н. Международные организации и право. Новые тенденции в международно-правовом регулировании / Т.Н. Нешатаева. –М., 1998. – С. 90-110.
27. Черниченко С.В. Теория международного права / С.В. Черниченко. В 2-х т. Том 2. – М., 1999. – С. 270-296. 
28. Чиков П.В. Универсальные и региональные системы защиты прав человека и интересов государства / П.В. Чиков, Г.Н. Хадиева, А.Б. Мезяев и др.; под ред. Г.И. Курдюкова. – Казань, 2002. – С. 214. 
29. Weissbrodt D.S. International Human Rights Law: an Introduction / D.S. Weissbrodt, C. De la Vega. – Philadelphia, 2007. – P. 63-64. 
III. Научные статьи
30. Должиков А.В. Конституционная отсылка к закону и разграничение законодательных полномочий в сфере основных прав / А.В. Должиков // Алтайский вестник государственной и муниципальной службы. – 2009. № 4. – С. 29-34. 
31. Смирнов М.Г. Необходимость укрепления универсальных средств защиты лиц, пострадавших в ходе вооруженного конфликта немеждународного характера / М.Г. Смирнов // Право и политика. – 2005. – №7. – С. 124.
32. Смирнов М.Г. О системе и характере норм, регулирующих вооруженные конфликты немеждународного характера / М.Г. Смирнов // Государство и право. – 2006. – №4. – С. 112-113. 
33. Daes E.-I.A. Principles, Guidelines and Guarantees for the Protection of Persons Detained on Grounds of Mental Ill-Health or Suffering from Mental Disorder: UN document / E.-I.A. Daes. – E/CN.4/Sub.2/1983/17/Rev.1. New York, 1986. 38 p.
IV. Практика Европейского Суда по правам человека
34. Application no. 54825/00, Nevmerzhitsky v. Ukraine, ECHR Judgment of 5 April 2005, §130.
35. Application no. 62936/00, Moiseyev v. Russia, ECHR Judgment of 9 October 2008, §147. 
36. Application no. 6847/02, Khudoyorov v. Russia, ECHR Judgment of 8 November 2005, §142.  {jcomments lock}